5 подростков разбились в машине. Что произошло и можно ли избежать такой трагедии

0 10

Почему запреты и наказания здесь не помогут

Алена Корк

22 апреля, 2021

В Новочеркасске пятеро подростков сели в машину и погибли от удара об дерево. Все были пьяны. Они отмечали день рождения без родителей. Корреспондент «Правмира» Алена Корк разобрала ситуацию с подростковым психологом Никитой Карповым и выяснила, как защитить детей, если они идут на вечеринку без взрослых.

5 подростков разбились в машине. Что произошло и можно ли избежать такой трагедии

Почему запреты и наказания здесь не помогут

5 подростков разбились в машине. Что произошло и можно ли избежать такой трагедии

car crash accident on the road

В Новочеркасске пятеро подростков сели в машину и погибли от удара об дерево. Все были пьяны. Они отмечали день рождения без родителей. Корреспондент «Правмира» Алена Корк разобрала ситуацию с подростковым психологом Никитой Карповым и выяснила, как защитить детей, если они идут на вечеринку без взрослых.

Нарушение запретов — часть взросления

— В Ростовской области на днях произошла страшная трагедия: пятеро учеников 7-х и 8-х классов погибли, врезавшись на машине в дерево. Все были пьяны, отмечали день рождения. Это скорее нештатная ситуация, чем норма для подростков?

— Подростков обычно привлекает история с формальными признаками взрослости — алкоголем, курением. Конечно, далеко не все напиваются и устраивают треш. В этом ЧП сошлось сразу несколько неблагоприятных обстоятельств: большое количество подростков отмечают день рождения, выпивая спиртное. Но очень мало случаев, когда подростки берут машину покататься. 

Надо понимать, что подростков часто тянет нечто, связанное с нарушением запретов и рисками. Какими будут эти риски, зависит не только от воспитания, но и от среды. Но нарушение запретов — часть сценария взросления. 

— В описанной ситуации дети не только раздобыли алкоголь, но и сели в машину. О чем это говорит? 

— Ни о чем не говорит. Просто появилась идея, была возможность, захотелось полихачить. Это не значит, что что-то такое родители неправильно сделали. Я бы это рассматривал как стечение обстоятельств, а не как следствие стратегии поведения родителей. Очень разные дети из очень разных семей могут оказаться в очень похожих ситуациях. 

— В учебных заведениях о ребятах отзываются хорошо, преподаватели говорят, что дети были из обычных семей. Такая ситуация может возникнуть в любой семье? 

— Да, это может случиться практически в любой семье. Много зависит от личных особенностей подростка, среды его общения, степени доверия между ним и родителем, от культуры разговоров о неудобных вещах, в том числе и об алкоголе. 

Нет универсальной инструкции — как сделать так, чтобы мой ребенок не попробовал алкоголь или не напился. 

Здесь, как ни парадоксально, придется учить разбираться с тем, что такое алкоголь, как нужно действовать в состоянии опьянения.

Нужно озвучить правила безопасности — «Что делать, если я уже чувствую, что плохо контролирую ситуацию?». В семье должно быть нормой, когда ребенок обращается к родителям и получает не по шее, а помощь. 

— Как ребенку почувствовать дом безопасным пространством, куда он может принести любую свою проблему и не будет отвергнут? 

— Даже у психологов нет четких и гарантированных инструкций, как доверительные и близкие отношения сформировать. Но если ребенок будет чувствовать опасность от родителей, то будет скрываться до последнего, примется ловчить и обманывать. 

Есть семьи, где родители заявляют категорически: «Придешь пьяным — убью!» Конечно, это не останавливает от распития алкоголя, но совершенно точно стопорит обращение за помощью к родителям. В итоге сильно выпившим подросткам некуда деться, они шатаются по улицам, ночуют в подъездах или непонятных квартирах. Это одна сторона истории. 

Вторая сторона: алкоголь — не только запретная привлекательная часть взрослой жизни, это и способ что-то получить — какое-то впечатление, состояние, решить какую-то проблему. Поэтому в качестве профилактики хорошо помогать ребенку расти со здоровой психикой, быть уверенным в себе, общительным, учить говорить «нет».

— Разговоры о технике безопасности в обращении с алкоголем работают? Что-то западает? 

— Что-то, безусловно, западает. В воспитании подростков основной принцип какой? Разговаривать с ними и доносить вещи, которые нам кажутся важными. Здорово это делать в тот момент, когда подросток готов слушать, но не нужно рассчитывать, что он будет делать так, как мы сказали. 

Правила обращения с алкоголем нужно обсуждать, причем чуть раньше, чем появятся первые опыты с ним. Это как с сексом — лучше говорить до того, как все началось. Обсудить, в какой момент попросить помощи. Проговорить, что делать, если друзья себя неадекватно ведут. 

В приведенном вами случае в компании пятеро мальчишек, а за руль сел один. У четверых, по идее, была возможность его остановить или, по крайней мере, не ехать с ним. Но подростки не всегда умеют возражать, часто повинуются стадному инстинкту. И получаются такие грустные истории. 

Как родителю не волноваться? А никак

— Ребенок впервые просит отметить день рождения, Новый год или какой-то другой праздник в кругу сверстников без родителей. Как относиться к такой просьбе, как правильно реагировать? 

— Здесь опять же нет правильного ответа. Очень важно, что за друзья у ребенка, какие у них отношения, о чем родители уже говорили, а о чем нет. Подросткам надоедает отмечать все праздники с родителями, хочется чего-то другого. Поэтому относиться к этому нужно как к новому этапу, для которого есть правила и договоренности. 

— Реагировать резким отказом вроде неправильно, это вызовет протест, а как надо?

— Нельзя категорично утверждать, что обязательно будет протест. Это зависит от личности ребенка, от его возраста, от того, что за компания собирается и как они будут праздновать. Кроме разговора, других вариантов нет, по большому счету. Есть подростки, которых можно удержать и остановить, — не очень уверенные в себе ребята или те, что боятся родителей. А есть те, которые уйдут самовольно, и в следующий раз разрешения спрашивать не будут, и телефон отключат. 

5 подростков разбились в машине. Что произошло и можно ли избежать такой трагедии

“Ужасные друзья напоили мою девочку”. Как уберечь ребенка от дурной компании

Подробнее

Здесь важно взвешивать риски и размышлять о своих страхах. Основной родительский страх не в том, что ребенок алкоголь попробует, он с ним так или иначе столкнется, скорее всего. Это страх за то, что сын или дочь окажутся в невменяемом состоянии, что-нибудь натворят или с ними что-нибудь произойдет. И здесь важно договариваться о том, что делать, если… 

Часто родители из-за тревоги обрубают всю эту историю: «Нет, куда ты пойдешь? С этими ребятами я тебе тусоваться запрещаю». И тем самым родители строят стену между собой и ребенком, ни от чего его не уберегая. Потому что он рано или поздно окажется в этой ситуации, но у него не будет ни контакта с родителями, ни понимания, что делать. 

— А как при этом не волноваться? Еще неизвестно, когда волнений больше — когда твой ребенок впервые летит на самолете один или когда он просит родителей уйти из дома на его день рождения, потому что к нему придут друзья. Что делать родителю, особенно тревожному? 

— Как не волноваться? А никак. Это наша родительская история — мы будем волноваться, переживать и тревожиться в любом случае, надо это признать и принять. Другое дело, что наше волнение может влиять на наши решения, а может не влиять. 

Принимать решения на основе тревоги (всех наказать, все запретить, нахлобучку устроить) — не очень здорово, обычно они ситуативные, импульсивные. Здесь и сейчас они тревогу, возможно, понизят, но на перспективу будут не эффективны. 

— Волнение родителей — это исключительно их проблема, с которой надо как-то справиться? 

— Да. Можно говорить о своем волнении, можно сформулировать, от чего вы тревожитесь, за что вы переживаете, и договориться: «В твоих интересах пойти, в моих интересах за тебя не волноваться». Хорошо бы подростку показать, в каком случае родитель будет волноваться меньше: «Если я буду знать, с кем ты идешь, куда идешь. И я еще раз хочу проговорить правила взаимодействия с алкоголем». 

— А просить у ребенка адрес квартиры, куда он идет, или телефоны ребят, с которыми он будет тусоваться, — это нарушение границ или техника безопасности? 

— Одно и то же действие может быть и преступлением, и подвигом, в зависимости от контекста. На мой взгляд, это как раз то, о чем можно договариваться. 

Какие-то родители могут пойти на принцип: «Или ты сделаешь так, как я говорю, сдаешь мне все контакты. Или ты никуда не идешь».

И родители имеют на это право, но важно помнить, что любое давление, в конце концов, плохо скажется.

Прежде всего, разрушением контакта и отношений. 

Также давление порождает противодействие и поведение назло. И если ребенок оказался в ситуации давления, но его мотив слишком силен, то он будет искать обходные пути и все равно сделает то, что хочет, с высокой вероятностью. А если давление будет слишком сильное, а ребенок слишком слабый, то произойдет то, что называется словом «сломали».

— С какого возраста можно позволить ребенку вечеринку, где не будет взрослых и, возможно, будет алкоголь? 

— Это зависит не только от возраста ребенка, но и представления родителя о воспитании и взрослении, от того, каков сам ребенок, какие дети будут в компании. В 12–13 рановато, на мой взгляд. Но никакой психолог не скажет вам: «С 15 можно пить». 

Чем позже человек узнает об алкоголе, тем лучше, но и это тоже не факт. Кто-то в подростковом возрасте попробовал и успокоился, у него ровное отношение к алкоголю. Кого-то держали до 18 лет в клетке, но молодой человек поступит в институт в другом городе и пойдет вразнос. 

Бывает очень по-разному, здесь, к сожалению, нет конкретных советов. Это всегда индивидуальная история, в том числе по причинам особенностей ребенка, его отношений с родителями, среды, в которой он находится, друзей, с которыми он встречается, представлений родителей о том, как правильно и как неправильно. Это все имеет значение. 

Родители имеют право транслировать свои нормы с разной степенью давления, в зависимости от того, насколько это принципиально. Есть семьи совсем не пьющие — из-за национальных или религиозных особенностей. Тогда, конечно, будет жесткий запрет и жесткие ограничения, но, если ребенок в этой культуре растет, ему будет проще. Если просто есть представление о том, что хорошо, а что плохо, но вы не готовы костьми ложиться за безалкогольный образ жизни — можете транслировать свои принципы, но не надо ждать, что ребенок прислушается к вам. 

Подросток пьян? Никаких разговоров, пока не проспится

— Какие должны быть установлены правила для такой вечеринки либо у ребенка дома, либо у его друзей? Как их могут проконтролировать родители? 

— Это те правила, которые комфортны родителям и на которые готов пойти ребенок. Достигаются они в процессе переговоров. Нетревожные родители говорят: «Ок, я знаю, где и с кем ты будешь. Если мы перед отбоем созвонимся и я пойму, что ты в порядке, можешь остаться ночевать». Но есть родители, чьи дети обязаны быть дома в 10 в любом состоянии.

— Пришел твой ребенок домой, от него пахнет пивом или чем покрепче, он качается. Есть какая-то правильная реакция на это? Что ни в коем случае нельзя делать? 

— С пьяными детьми никакие разговоры вести не надо. Выпившего подростка надо уложить и разговаривать с ним на следующий день, когда он уже трезвый, а вы спокойны. Потому что он все равно ничего не вспомнит, или вспомнит, но не то, а вам будет стыдно и неловко за свою реакцию. 

Что можно, а что нельзя, что правильно, а что неправильно — все будет зависеть от цели ваших действий и вашей реакции. Если ваша цель — эмоции, то это может быть любое действие, которое вам позволит свою злость и страх вылить. Но это не очень конструктивно. Хорошо бы задаться вопросом: «Я чего хочу сейчас? Я сейчас как-то отреагирую, что-то сделаю, чтобы что?» Если цель — чтобы ребенок понял, где границы, и сформировал свое более-менее здоровое отношение к алкоголю, нахлобучивать его бессмысленно. 

5 подростков разбились в машине. Что произошло и можно ли избежать такой трагедии

Разобраться со своим отношением, для себя сформулировать концепцию — это главное. Потому что пока мы ее не сформулируем, действуем достаточно хаотично. Можем предъявлять парадоксальные требования и двойные послания: когда родители выпивают иногда вино, а ребенку рассказывают, что алкоголь — это зло. 

Выстроив стратегическую цель, выбираем инструменты — каким образом я могу этого достичь? Как я могу это транслировать? Как моя реакция поможет мне к этой цели приблизиться? 

Выволочка пьяного ребенка ремнем ни к какой цели не приближает, а ребенок будет вас еще больше бояться и в следующий раз может не прийти домой пьяный, что с точки зрения безопасности сильно тревожнее. 

— А если родитель хочет донести, что напиваться нельзя, это же нормально?

— Да, конечно. И хорошо бы в себе найти какие-то убеждения по этому поводу. Здорово, если вы сможете при этом посмотреть на ситуацию глазами подростка, потому что часто мы разговариваем со своей взрослой позиции из своего взрослого опыта. У подростков этого опыта нет, приоритеты у них совсем другие, и они нас не поймут, а мы часто не даем себе труда посмотреть на ситуацию их глазами. 

— Ребенок проснулся, у него ничего не болит, совесть его не мучает. Как с ним разговаривать? Доброжелательно? 

— Совесть его, скорее всего, мучить будет. Все подростки, так или иначе, знают, что пить не стоит, напиваться плохо, они все равно боятся реакции родителей, испытывают чувство вины, особенно если что-то натворили. Как разговаривать, зависеть будет от ваших целей. Если вы хотите продемонстрировать, что это неприемлемо для вас, что так быть не должно, то можно не очень доброжелательно разговаривать, можно поплакать, если вы хотите показать, что вас это очень расстраивает. 

Но если задача — поговорить, понять, что произошло, лучше говорить спокойно и дружелюбно. 

Важно понять — подросток просто не проконтролировал дозу или хотел к этому состоянию прийти?

И чаще всего оказывается, что просто не проконтролировал. 

Еще одна важная мета-цель — сделать так, чтобы ребенок в следующий раз тоже готов был с вами обсуждать этот вопрос. Если мы так с ним поговорили, что он больше ни за что к нам не подойдет поговорить про алкоголь, это не очень здорово. Даже если мы остальных целей достигли.

— Как реагировать, если во время праздника подростки разнесли квартиру, кто-то заснул на родительской кровати, кого-то вырвало в ванной? Как говорить, чтобы это больше не повторилось? 

— Если ваш ребенок разнес вашу квартиру, то в следующий раз там, видимо, не будет вечеринки, или будет, но по жестким правилам с контролем. Если прозвучали требования не разносить квартиру, а квартира разнесена — разобраться, как так получилось. Скорее всего, что-то вышло из-под контроля. Если контроль потерял ребенок, то разговор об этом — например, подросток напился и дальше праздник без него происходил. Если он не справился со своими гостями (что тоже бывает), здесь бы хорошо разобраться и помочь, как дальше с этим быть. 

По поводу квартиры: здесь нужна альтернатива. Если вы полностью ограничите праздники в квартире, то где ребенок дальше будет праздновать свои дни рождения? Иногда в квартире все-таки безопаснее, чем в кафе или клубе. И доверие будет возвращаться постепенно. Да, следующий праздник пройдет под наблюдением до десяти вечера. Если все прошло хорошо, то дальше ребята могут веселиться до десяти вечера, но уже без наблюдения. Если с квартирой все хорошо, пользуйся ей, как хочешь. Но до первого прокола, если квартиру разнесли еще раз, возвращаемся на первый круг — снова до десяти вечера под наблюдением.

— Если в квартире что-то разбили и ребенок хочет возместить ущерб из своих карманных или накопленных денег? 

— Это замечательно. Хорошо, чтобы были последствия для ребенка, чтобы он ответственность почувствовал. Если что-то разнесено, то ребенок прибирается, восстанавливает поломанное, договаривается с родителями, как компенсирует убытки. 

— Какие опасности надо предполагать? 

— Все, что связано с потерей контроля и способности здраво рассуждать — повреждения из-за падений, драки, отравление. Тяжелый вариант — нарушения закона, связанные с потерей адекватности. Начали бегать через дорогу, залезли куда-то, попинали чужую машину, из окна начали телевизорами бросаться. 

Следующий этап — насилие физическое и сексуальное, как по отношению к ребенку, так и его по отношению к кому-то. Существуют и репутационные риски — любой косяк может оказаться в интернете моментально. Можно подборку сделать и показать подростку, это важно. 

— Нужно ли подсказать ребенку, как он может уходить с такой тусовки? Люди в этом возрасте ориентируются на мнение других людей — «Если уходишь или не пьешь — ты слабак». Какую стратегию ему предложить и нужно ли вообще это делать? 

— Здесь можно обсудить шпионские методы — например, записать свой номер под другим именем; договориться о кодовых СМС или сообщениях в мессенджере; договориться о том, во сколько родители позвонят и какой последует план действий. Например, если ребенок трижды не ответил, родители выезжают, снимают двери и его забирают.

5 подростков разбились в машине. Что произошло и можно ли избежать такой трагедии

«Я решила, что все попробую по чуть-чуть, но колоться не буду»

Подробнее

Нужно сделать так, чтобы он захотел с родителями выйти на контакт, чтобы у него была такая возможность. Также ему могут позвонить родители, имитировать скандал по телефону, ему придется резко собраться и уйти. Большая часть сверстников сможет ощутить и разделить его переживания. По крайней мере, это будет обоснованный, более социально приемлемый вариант, чем если его забирают и увозят. Но не надо исключать, что группа и сверстники окажутся сильнее.

— Каким должен быть разумный родительский контроль в 13–15 лет, когда подростки уже отчаянно отстаивают свою самостоятельность и идентичность?

— Тот, о котором удалось договориться. Контроль — это сочетание степени самоорганизованности ребенка и тревоги родителей. И единой нормы нет. 

Есть дети, которые совершенно спокойно до окончания школы ходят с включенной геолокацией. Есть те, кто уже в 12 лет телефон выключает, что хотите, то и делайте. Надо понимать, что выполнение правил безопасности — дело добровольное. По-хорошему, отношения должны быть такие, чтобы ребенок был заинтересован выполнять правила безопасности, но этих правил тоже не должно быть чрезмерно много. 

— Что будет, если все или почти все опасное, с родительской точки зрения, запрещать? К чему это может привести? 

— К тому, что ребенок сам будет добывать желаемое в обход родительских запретов. Я такой пример обычно привожу: «До какого-то возраста мы можем ребенка силой дома запереть, но совершенно точно настанет момент, когда мы этого сделать уже не сможем. И тогда мы ситуацией не сможем управлять совсем». 

А послушные, напуганные или невротичные дети, которым почти все запрещают, будут просто подавлять свои желания и вырастут в неуверенных взрослых, затюканных жизнью. Поэтому я сторонник того, чтобы с детьми договариваться, разговаривать, выстраивать отношения. 

— Есть ли что-то, что родители просто обязаны запрещать? 

— Как будто запрет родителей что-то может поменять. Родители могут запретить и погрозить пальцем. На что это повлияет? 

Задача родителей — сделать так, чтобы ребенок взвешенно к этой истории относился и мог корректные выборы делать сам для себя. Конечно, хорошо бы подростку запрещать пить, употреблять наркотики, брать машину и так далее. Все родители плюс-минус это запрещают. 

Вопрос в том, что тупо запрет в какой-то момент перестает работать, если у подростка есть сильное стремление. 

Хорошо бы, чтобы, кроме запрета, у подростка было что-то еще — хорошие отношения с родителями и своя некая разумность.

Но для того, чтобы была разумность, у ребенка уже с небольшого возраста должна быть возможность принимать решения, делать ошибки, разбираться в этих ошибках и не получать за свои ошибки по шее. Тогда ребенок вырастет разумным, умеющим принимать решения и уверенным в себе. 

Если за него все решают до подросткового возраста, до того момента, пока он не сбросил оковы и не начал решать все сам, тогда о какой разумности может идти речь? Разумности тоже надо учиться, как и умению принимать решения, и самостоятельности, и свободе.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

7 − шесть =