«Ксенофонт, не обижай Симону!» Сколько необычных имен нужно запомнить воспитателю

0 13

И почему Стефания в детском саду стала Стешей

Таисия Попова

29 января, 2021

«Иоанна, Милана! Собираем игрушки, идем на обед!» — кричит воспитатель детского сада на прогулке. К нему тут же подбегают Даниэла, Ариана и Ксенофонт. Родители так часто называют детей редкими именами, а у воспитателей появляется очередной повод для юмора.

Когда воспитатели в детском саду хотят друг друга ободрить, согреть и утешить, они приносят на работу конфеты, садятся на тихом часу вокруг чайника и начинают друг друга веселить. Шепотом, чтобы никто не проснулся.

Любимый наш повод для юмора — не проверка Роспотребнадзора на наличие двух подписанных ершиков для каждого унитаза, не новый СанПиН, где запрещены двухъярусные кровати, и даже не загадочная неуловимость сотрудников бухгалтерии в момент, когда ты в очередной раз приходишь поинтересоваться, куда потерялась твоя зарплата по дороге на карту «Мир». 

Самое веселое в детском саду — это имена наших подопечных. 

— У вас там новая девочка… Как ее… Жозефина начала ходить после каникул? — интересуется старшая воспитательница.

— Да не Жозефина! — нервно поправляю я. — Симона! Или нет…

Заглядываю в список детей. Написано от руки. Ну да, Симона. Иванова. 

— Интересно, как ее будут звать сокращенно? — задумываюсь я. — Симой ее можно называть?

— Вряд ли. Сокращенно вообще лучше не пробуй, — предупреждает меня напарница. — У них старшие дети к нам ходили, Есения и Джоанна. Так мама с негодованием меня отчитывала, что я эту Есению пытаюсь сокращать. 

«Ксенофонт, не обижай Симону!» Сколько необычных имен нужно запомнить воспитателю

«Понимаю, что так с ребенком нельзя, но страшно по-другому». Воспитатели — анонимно и честно о своей работе

Подробнее

— Ты ее звала Сеней? — хихикаю я, разворачивая конфету. 

От шуршания фантика Стефания, лежащая на соседней кровати, немедленно поднимает голову.

— Спи-спи, Стешечка, — шепотом говорю я, пряча фантик.

— Опять вы Стефанию называете Стешей, Таисия Александровна, ну что такое, — говорит мне очень сурово старшая воспитательница. — Она же Стэфа. Она вам уже два раза сказала, что она Стэфа. 

— Я запишу, — обещаю я торжественно. 

Конечно, я постараюсь записать, запомнить и всех называть правильно. Но с каждым годом имена детей все загадочнее и загадочнее, и шпаргалки в списке группы мне уже не помогают. Я пошла в школу в 1997 году и до выпускного класса всякий раз, называя себя Таей при знакомстве, уточняла, что есть такое имя — Таисия, сокращенно Тая. Ну да, вот так меня назвали. 

Моя мама крестилась за месяц до моего рождения и в порыве неофитства нарекла меня точно по святцам. В школе, в музыкалке, во Дворце творчества юных и во дворе всех девочек звали Машами, Наташами, Юлями и Анями, и я втайне хотела иметь какое-то простое и понятное имя. Быть Таисией было неудобно. 

Моя дочь родилась в 2014 году, и только в послеродовой палате я уже повстречала двух новорожденных Таисий, а одну девочку мама, подумав, на третий день решила переназвать Мелиссой. 

— Ты представляешь, — говорила новоиспеченная мама с удивлением, — мне свекровь написала: «Вы что, ребенка травой назвать хотите?»

— Ну, им не понять, — утешала я ее, — наверное, твою свекровь Лена зовут? 

— Да, а откуда ты знаешь?

— Ну, так мою маму тоже Леной зовут. И мам всех моих ровесниц тоже. 

Когда моей дочери Веронике было два года, мы пришли сдаваться в ясли. Медсестра на осмотре очень дружелюбно посмотрела в карту и сказала:

— Это Вероника? Как здорово. Вы, мама, молодец.

— Почему я молодец? — осторожно уточнила я.

— Не поддались моде, — сказала медсестра серьезно. — Вот у меня три внука. Савелий, Макарий и Даниил. Понимаете, да?

«Ксенофонт, не обижай Симону!» Сколько необычных имен нужно запомнить воспитателю

Православный Мухамед. А также Богомир, Аспарух и Венера — можно ли крестить с такими именами

Подробнее

— Понимаю, — улыбнулась я. — Ну, может, внучка у вас будет Ира? После трех богатырей. 

— Внучка на подходе, — ответила медсестра печально. — Они сейчас выбирают. Либо Каролина, либо Даниэла. 

Кроме шуток, Даниэла у меня в группе тоже присутствует, она младшая сестра Милены из соседней группы. Также имеются на выбор:

— Кармен (по фамилии Тимофеева, блондинка с голубыми глазами, пухленькая, как колобок), 

— Иоанна (мы зовем ее Ваней, и она, кстати, охотно откликается), 

— Василиса (она называет себя Васей, но у нас есть мальчик Вася, так что сокращать не получается), 

— Ариана и Милана. 

Когда на прогулке надо громогласно подзывать к себе малышей, не прихватив случайно детей из соседней группы, я набираю полную грудь воздуха и выкрикиваю:

— Иоанна! Милана! Ариана! Собираем игрушки, идем на обед!

Надо сказать, что Диана и Милена (сестра Даниэлы, напомню) из соседней группы все равно стремятся подбежать ко мне на этот зов. 

Конечно, мир не так жесток к воспитателям, как кажется, ведь София, Валя и Вася у нас все-таки есть. Еще каждый год бывает по несколько Варь и Даш. Из мальчиков у нас не только Мирон и Тихон, но и целых два Саши есть. Правда, я все время забываю, что один из них не Саша, а Ксенофонт, но на Ксенофонта он упорно не откликался (дело в том, что его всегда приводит бабушка, а она зовет его Сашей). Так что учить Ксенофонта в подготовительной группе писать свое имя, отчество и фамилию, может быть, все-таки не придется. А второй Саша — просто Саша. 

— А вот если бы вы, Таисия Александровна, вдруг родили второго ребенка, вы бы как его назвали? — спрашивает у меня одна мама. 

— Не думала, — отвечаю я честно, — наверное, может, Машенькой, а если мальчика — Юрой. А почему вы спрашиваете? 

— Мы вот с мужем решили, что надо бы третьего, — мнется она. — И вот об именах спорим. Я говорю — можно будет Мефодием сына назвать, можно Спиридоном. Увидим, конечно.

— А он хочет девочку? — улыбаюсь я. 

— Нет, — говорит она обиженно, — он мне предлагает каких-то Мишу и Андрея. Как будто всех вокруг не зовут Мишей и Андреем! Я говорю — ты еще предложи дочь Наташей или Ирой назвать, чтоб половина песочницы на эти имена оборачивалась. 

— Таисия Александровна-а-а-а-а… — раздается из-за спины хнычущий голос Ричарда, — там Аскольд и Ева мой домик лома-а-а-а-ают! 

— Сейчас иду, — обещаю я Ричарду, поворачиваюсь к встревоженной маме и со всем педагогическим авторитетом заверяю ее:

— Ваш муж здорово придумал. Мишей и Андреем у нас, например, никого, никого не зовут! Честное слово!

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

двадцать − шестнадцать =